Ф. Маутнер

Фриц Маутнер (Fritz Mauthner, 22 ноября 1849, Хоршиц, Австро-Венгрия, ныне Горжице, Чехия — 29 июня 1923, Мерсбург) — австрийский и немецкий журналист, писатель, философ, родился в Богемии.

Год 
1869-1873По желанию отца изучал право в Пражском университете.
1872Познакомился с Эрнстом Махом.
1873Занимался адвокатурой. Родилась мысль о своем философском призвании.
1876Переехал в Берлин, работал в газете Берлинер Тагеблатт.
1880Вместе с Гауптманом, Максом Хальбе, Отто Брамом и др. участвовал в создании Общества вольнодумцев.
1905Переселился во Фрайбург, познакомился с Бубером, основал Кантовское общество.
1909Жил в Мерсбурге со второй женой.
1915Получил звание почётного гражданина.

Родился в еврейской семье, в которой говорили по-немецки. В юности он изучал иврит, чешский язык, латынь, право, музыку, поэзию и философию. Все его работы написаны по-немецки («Критика языка», в 3-х томах, 1901–1903; «Атеизм в истории Европы», в 4-х томах, 1920–1923; «Три картины мира», 1925). Все они сохранили существенное значение для современной культуры.

Философская концепция Маутнера оформилась поздно и изложена им в работе, изданной посмертно в 1925 г., «Три картины мира». Вот эти картины: 1. Субстантивный мир, соответствующий метафизическим потребностям человека; все явления в этом мире — символы непознаваемого; таковы боги, духи, мифы. Это мир, напоминающий мир идей Платона. 2. Адъективный мир — мир обыденного языка и материальных предметов, мир чувственных выражений чувственных действий. 3. Вербальный мир; это не бытие, а только становление; познать его мы не можем, поскольку мы познаем только уже совершившееся, уже ставшее бытие, а не само становление.

Философская концепция мира у Маутнера весьма напоминает картину мира у философа итальянского Возрождения Лоренцо Валлы.

Филологическая доктрина Маутнера изложена им в «Критике языка», над которой он работал 20 лет. Основные моменты филологической концепции Маутнера следующие. Язык подобен ремеслу, он и есть ремесло общения. Слово есть лишь ярлык предмета или действия. Поэтому не должно быть никакого суеверного поклонения слову. От суеверия Маутнера, по его собственному признанию, освободили: в метафизическом смысле — Мах, в историческом — Ницше, в поэтическом — Отто Людвиг и в политическом — Бисмарк. Маутнер писал, что в области философских проблем лингвистики он близок к скептицизму Юма и Шопенгауэра. Отвергая познавательные возможности языка, Маутнер, как он сам признает, примыкает к средневековым номиналистам и к традиции английского скептицизма. Критика языка есть критическое философское исследование функционирования языка. Процессы говорения и мышления параллельны. Язык — специфическое социальное явление, посредством которого человек связан с обществом.

Язык похож на правила игры: начавший играть обязан подчиняться правилам. Однако в понятиях языка нет ничего, чего прежде не было бы в чувствах, — так Маутнер повторяет девиз сенсуализма, принадлежащий Дж. Локку. В чувствах, однако, нет ничего ни вечного, ни устойчивого, там все изменчиво, все случайно. Следовательно, язык берет из чувств только субъективное, человеческое, поскольку в чувствах больше ничего нет. Наш язык зависим от случайного в чувствах. При помощи языка мы не можем проникнуть в суть самих вещей и не знаем, есть ли она. Грамматика и логика, устанавливающие законы, по которым соединяются слова и вещи, также случайны. Их законы — не более чем правила игры в слова и в вещи. Частям речи не соответствует никакая действительность.

Как видим из этого рассуждения Маутнера, он, отправляясь от тезиса сенсуализма Локка, идет по пути приближения к субъективизму и скептицизму Юма. Логику философского развития сенсуализма, перерастающего в субъективизм и скептицизм, он переносит на филологический материал.

Языковые обозначения, пишет Маутнер, мы легкомысленно принимаем за образы действительности, а это вовсе не так. Это просто условные символы, за которыми ничто не стоит. Так, например, словесными фетишами являются слова «истина», «бог», «душа», «дьявол» и т. д. Вместо бессмысленного поклонения богу людям нужна безбожная мистика. Мы многого не знаем и никогда не узнаем из-за ограниченности нашего языка миром чувственных явлений. О том, чего мы не знаем, мы должны молчать. Мудрый вообще должен больше молчать. Эти сентенции Маутнера в XX в. повторит Людвиг Витгенштейн.

Фундаментальный атеистический труд «История атеизма в Европе» в четырех томах — самое ценное в наследии Фрица Маутнера. Это капитальное исследование западноевропейского атеизма до наших дней остается непревзойденным как по широте охвата исторических событий, так и по богатству проанализированного материала.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Share your thoughts

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: