Э. Лонг

Эдвард Лонг (англ. Edward Long; 23 августа 1734 — 13 марта 1813) — историк и британский колониальный администратор.

Прочно запечатлел свое имя в истории скандальным сочинением «История Ямайки» (1774) в трех томах, который однако до сих пор в Англии считается классикой менеджмента и высшего администрирования и переиздается, несмотря на шокирующий расовый натурализм.

Четвертый сын Самуэля Лонга (1700-1757), сына Чарльза Лонга, и его жены Мэри Тейт, родившейся 23 августа 1734 года в Сент-Блази, в Корнуолле. Его прадед, Сэмюэл Лонг, прибыл на остров в 1655 году в качестве лейтенанта в завоевательную армию Англии, и семья зарекомендовала себя как часть правящей элиты плантации острова. Его сестра, Кэтрин Мария Лонг, вышла замуж за сэра Генри Мура, 1-го баронета (губернатора Ямайки) и Лонга, на Ямайке с 1757 года, стала его частным секретарем.

Был судьей в местном вице-адмиралтейском суде и спикером Ассамблеи, избранным 13 сентября 1768 года. Влиятельный и богатый член британского общества, а также ямайский плантатор и рабовладелец.

Лонг большую часть жизни провел на острове Ямайка, изучал теорию права в частном колледже. Получив офицерский чин, стал официальным представителем колониальной администрации уже в 24 года. Его главное научное сочинение, являвшееся результатом длительных наблюдений и размышлений, было посвящено вопросам политики, социальной и экономической истории. Уникальность этого труда состоит в том, что в нем, впервые в мировой истории в качестве главной идеи было предпринято рассмотрение расовых особенностей как центрального фактора в хозяйственной и культурной жизни отдельной территории. Расовый вопрос был «обкатан» в условиях идеального для таких целей «полигона». Лонг четко подразделял местных рабочих на чистокровных негров и их гибридов с белыми, в результате чего утверждал, что негроидная раса не принадлежит к тому же биологическому виду, что и другие расы и, как следствие, выступал в защиту самого института рабства, оправдывая его с подлинно английским прагматизмом:

«Прежде всего, негры наиболее отличаются от белых строением тела, их черная кожа вовсе не есть результат воздействия климата, как ошибочно считали ранее, так как она совершенно не меняет своего цвета при их транспортировке в другие части света. Как показала практика, даже в четвертом поколении они всюду рождаются черными и перемена климата никак не влияет даже на оттенок цвета. Их волосы напоминают овечью шерсть. Внешние покровы глаз, строение ушей, раздутые ноздри, толстые губы, огромный размер сосков у женщин — все это не идет ни в какое сравнение со строением белых европейцев. Наконец, от них исходит совершенно скотских запах, не подверженный никаким физическим влияниям внешних перемен. Эффект климата не обнаруживается также на цвете их глаз и даже на танцах, которые по своим примитивным вызывающим движениям не имеют никакого даже отдаленного отношения к самым общим представлениям об изяществе. Все вышеперечисленные признаки делают абсолютно невозможным дальнейший прогресс этой расы, так как у ее представителей отсутствует самый элементарный план морального совершенствования общества и абсолютно не просматривается способность к общему повышению качества жизни, что присутствует на инстинктивном уровне почти у всех других ветвей рода людского. С переменой климата не меняется не только внешняя фактура данного племени, но и образ его основных идей, возникший давным-давно где-нибудь еще в Гвинее».

Следует отметить, что для той эпохи данный ход мысли автора считался вполне нормальным и легко уживался с идеалами либерализма: «Умственными способностями негры больше приближаются к орангутангам, чем к людям, поскольку орангутанги, судя по всему, не уступают по умственным способностям многочисленным представителям негритянской расы; и можно полагать, что между ними существует более тесное кровное родство. Негры сами подтверждают, что такие связи имеют место; и определенно и те, и другие склонны к сладострастию. Но, предвидя ужасность таким образом порожденных существ, всеведущий Творец возвел непреодолимый барьер стерильности, которой отмечены плоды таких союзов».

Лонг предположил существование двух видов мулатов: одни происходили от связи негров с белыми, другие — с орангутангами. О последних он еще добавлял, что, по его мнению, нет никакого бесчестия для негров в том, что они поддаются любовным чарам орангутангов.

Помимо курьезности такого рода рассуждений Эдварда Лонга, в его книге содержится много достоверной информации по сравнительной физиологии рас. Следует подчеркнуть, что это одно из первых сочинений такого рода.

Автор считал также, что и умственные способности негров нисколько не изменяются в лучшую сторону при перенесении их в более культурные условия обитания. «Они лишены гениальности и не способны к самостоятельному прогрессу в науке, а также лишены плана или системы морали между собой. Методы воспитания детей у них совершенно варварские. Им не известны возвышенные чувства гармонии, а только влечение к женщине. Они напиваются до эксцессов. Они не получают удовольствия от красот окружающей их природы. Их дороги, если это можно так назвать, более напоминают козьи тропы. Они не используют конный транспорт».

Автор сознательно показал, что это другой вид людей, принципиально отличный от белых, поэтому и типы хозяйственной деятельности, по его мнению, у них не совместимы.

Год 
1752Студент юридического факультета Грейс-Инн
1754Официальный представитель колониальной администрации
1757-1769Проживает на Ямайке

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Share your thoughts

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: